Lithuania-Poland-Russia ENPI Cross-border Co-operation Programme 2007-2013
ПОДПИСКА
Pартнеры проекта





Присоединитесь

   

ЧУВСТВО ДОМА ЮРИЯ ДОБРЯКОВА

Римантас ЭЙВЕНИС

В Центре культурной коммуникации Клайпеды прошла конференция «Так далеко, так близко» – заключительная конференция проекта ЕС «Близкий незнакомец», посвященная обсуждению городских ритуалов и пространств, а также взаимосвязей между ними. На конференции Юрий Добряков прочитал свой доклад «Озвучивая город: теоретические экскурсы», в котором исследуются взаимосвязи городских ритуалов и чувства дома, а также своего места в городе. Выступление арт-критика было пронизано его неожиданными личными опытами и рефлексией пережитого времени. Поэтому мы пригласили Ю. Добрякова ещё раз ним возвратиться.

Ближе, чем раньше
– Вы родились в Советске (бывш. Тильже, Тильзит), выросли в Клайпеде (бывш. Мемель), теперь вот уже десять лет проживаете в Вильнюсе (бывш. Вильно, Вильна). Можно ли сказать, что эти длительные, однако не слишком затянувшиеся периоды оседлости так вдохновили вас углубиться в феномен места?
– Да, место в моем понимании никогда не было чем-то само собой разумеющимся. Хоть я и бывал во всех этих местах физически, должно было пройти немало времени, прежде чем я их «приручил» и в своем сознании. Тогда возникла потребность обдумать эти свои опыты, понять, что связывает меня со всеми этими местами, насколько они являются «моими» местами, какова их история. Какие следы этой истории не сохранились в физическом пространстве, но определенным образом чувствуются в самом духе этого места. Теперь можно сказать, что я ближе к ним, чем когда-либо раньше. Хотя, вероятно, между нами все еще остается некоторая дистанция.
– Главный тезис вашего доклада гласит: определенное место, местность, пространство мы можем называть своими только тогда, когда мы в них чувствуем себя как дома; что-то в них хотя бы отчасти должно напоминать нам наш дом. Без чего понятие «дома» для вас не было бы исчерпывающим?
– Домом любое место можно называть только тогда, когда мы в нем выполняем что-то большее, чем ежедневные функциональные действия: работа, отдых, покупки и т.д. Дом – это такое место, которое мы можем исследовать и культивировать, к процветанию которого мы присоединяемся, вместо того, чтобы оставаться всего лишь его потребителями. Другими словами, дом является чем-то намного большим, чем просто «место жительства».

Когда нас ещё не было
– Когда я собираюсь в путешествие в другие страны и города, я стараюсь поинтересоваться их историей, и если позволяет время, обязательно – литературой. Мне хочется «на ощупь» познать мышление местных жителей, его ментальное, эмоциональное и метафизическое содержание, питающее идентитет конкретного народа или города. Именно такое проявление интереса к конкретному месту Люси Липпард называет противоположностью «исторического знания», знания «по опыту», не так ли?
– Да, я думаю, это именно то, о чем говорит Л. Липпард. Таким образом мы можем и места, в которых появляемся впервые, превратить во что-то подобное дому. С другой стороны, точно таким же образом мы можем вести себя по отношению и к тому месту, в котором находимся постоянно. Мне встречались такие случаи, когда люди практически ничего не знают об истории того места, в котором живут – только то, что входит в круг их непосредственного опыта. Чаще всего эти люди, разумеется, не чувствуют с этим местом никакой сильной связи. Я уверен, что необходимо думать о том, что происходило там, где мы сейчас живем, тогда, когда нас самих ещё не было в этом мире.

Остаться в воображении
– Каким образом исследования в области топонимики и ритуал создания карты названий местности помогли вам открыть свое личное отношение к дому?
– Больше всего такие упражнения помогли мне осознать многообразие дома. Мне стало интересно думать о том, каким образом различные имена одного и того же места могут изменить его дух: как названия местности создают различные исторические, политические, культурные повествования о том же самом месте, как они вступают в конфликты между собой. Сильнее всего это чувствуется в нынешней Калининградской области, где практически у всех мест есть по крайней мере по нескольку исторических названий.
– Это конкретная карта местности или скорее «ментальная, духовная»?
– Эта карта конкретна. Однако у нее есть также и ментальный слой, поскольку некоторые обозначенные в ней названия уже вышли из употребления. А это значит, что в некотором смысле и те места, которые именовали эти названия местности, являются исчезнувшими. К примеру, несмотря на то, что Советск находится в том же месте, где находился город Тильже, последнего там уже нет, он остался только в воображении.

Объекты желания
– Взобраться на более высокий уровень восприятия категории «дома» вам помогли перформативные прогулки по Вильнюсу – «Прогулки-молчанки» (литовское название — „TylĖjimai“), организованные вильнюсским художником Виталием Червяковым. Какова связь этой практики с романтическими развлечениями парижских фланёров (Parisian flâneurs) и движением «Situationist International»? И где находится линия раздела между ними?
– Основной связью является сама идея того, что город может стать не только «контейнером» для повседневного существования, но и почти эротическим объектом желания, который можно сосредоточенно наблюдать, исследовать, чутко реагировать на воздействие его пространств на свое собственное сознание и эмоциональное состояние. В «Прогулках-молчанках» Виталия всего этого было в избытке. А различие между его практикой и, скажем, психогеографическими идеями ситуацианистов прежде всего таково: для последних они и остались всего лишь идеями – практики, как заметили несколько теоретиков, довольно скудны. В. Червяков, в свою очередь, проводит это в жизнь с помощью реальных ритуализированных действий. Кстати, это ритуализирование – введение определенных правил для таких прогулок – отличает его перформансы и от парижских фланёров, поскольку для них было важно просто двигаться в городском пространстве безо всякой цели.

Невидимые прошлые
– Прибегнув к помощи карты названий местностей и выйдя на психогеографическую прогулку, вы наконец добрались до «дома». Но неожиданно вы придали ему довольно неустойчивое состояние сна. Будто бы вернуться в него можно, но только во снах. В такой ситуации чувствуешь себя как герой фильма «Город Зеро»: как будто бы ты и дома, однако смекаешь, что до конца ему не принадлежишь. Для того, чтобы преодолеть это дискомфортное расстояние, вы предлагаете превратиться в «другого». Хочется спросить – в кого? В немного местного? Адаптироваться?
– Данное превращение себя в «другого» позволяет понять, что дом принадлежит не тебе одному. Здесь жили и живут множество других людей, которые иногда радикально иные или были радикально иные, чем ты сам. Важно иметь их в виду, постичь тот факт, что они находятся рядом с тобой, осознать все невидимые прошлые этого места и культивировать своеобразную скромность по отношению к месту, не присваивать его себе. Именно прогулки по городу, особенно по довольно неожиданным траекториям, позволяет понять то, сколько в данном месте элементов сна, сновидения и настоящей, неподдельной инакости, перед лицом которой и сам ты чувствуешь себя немного «посторонним». Хотя и прекрасно понимаешь, что здесь – твоё место.

Из окраин в центр
– Какие ритуалы свойственны Клайпеде и чем в этом отношении своеобразен Вильнюс?
– Я бы сказал, что клайпедские ритуалы сильно подключены к инстинктам потребления – жителям Клайпеды всё время необходимы особые случаи (например, крупные городские мероприятия), чтобы выйти в центр города. Даже всё то, что связано с морем, укладывается в какие-то формальные случаи – Праздник Моря, парусная регата и т.д. В остальное время жители города просто направляются на работу или в торговые центры, а летом, может быть, ещё и на море. Центр города и Старый город часто остаются незаполненными никакой ритуальной деятельностью. В то же время в Вильнюсе люди более склонны к тому, чтобы полностью использовать город, здесь центр почти никогда не бывает пустым, и люди в нём не только движутся с прагматическими целями, но и занимаются различных видов игровой деятельностью.
– Ваш доклад интересен тем, что вы его основывали на особо личных переживаниях и опытах, связали его со своей собственной судьбой, с историей своей жизни. Поэтому напоследок хочется спросить вас, в каком городе вы чувствуете себя как дома?
– Больше всего в настоящее время я чувствую себя дома в Вильнюсе, поскольку этот город мне пока что интереснее всего исследовать. Однако я рад, что с течением времени и Клайпеда всё больше становится для меня своим местом.